Мир лесных растений

Что такое лес?
Деревья
Кустарники
Кустарнички
Травянистые растения
Мхи
Лишайники
Грибы
Слизевики (миксомицеты)

Хищные птицы леса

Кто такие хищные птицы?
Семейство копиные
Семейство ястребиных
Семейство соколиные
Проблемы хищных птиц


Наш опрос

Белгород - туризм

Туризма нет
Самый чистый город
Холки, монастыри, ворскла и т.д.
Город соловьиного края

Архив новостей

Март 2009 (11)
Февраль 2009 (32)
Январь 2009 (161)

Счетчики

Rambler's Top100 ђҐ©вЁ­Ј@Mail.ru

ОТ ЛЮБВИ ...

Категория: Проблемы хищных птиц

Давным-давно, много веков назад жизнь пернатых хищников бы­ла совсем безоблачной: многие народы поклонялись силе и лов­кости хищников, а кое-где их просто обожествляли. Свидетельств тому археологией и этнографией накоплено множество. Барелье­фы и стенные росписи, статуэтки и головные уборы, древнейшие рукописи и легенды донесли до нас осколки былого величия пер­натых хищников. Да что там барельефы — хищникам ставили даже памятники. В Египте разыскали черного базальта роскошную ста­тую надменного сокола, у ног которого скромненько притулилась фигурка какого-то фараона.
Еще штрих о соколах и египтянах. Париж. Лувр.., В мрачнова­тых отделах египетской древности — гробницы, мумии, всевоз­можные атрибуты жреческой и царской власти. И во всех витри­нах... соколы, соколы, соколы. Принявшись их подсчитывать, при­метил я, что хищники попадаются вроде бы почаще, чем знаме­нитые на весь мир священные скарабеи. И впрямь — одних только статуэток соколов насчитал я там почти 60, а жуков вдвое мень­ше. Считал честно, добросовестно и потому долго, но к концу своих этноарифметических изысканий весьма был за пернатых хищников доволен. Несколько лишь смущало очень уж настойчи­вое сопровождение одного из музейных хранителей. Впрочем, диковинная манера по часу торчать возле каждой витрины с оди­наковыми жуками и птицами тоже, надо полагать, немало его смущала. В заключение стоит еще сказать, что жуки были как жуки (большей частью, правда, из качественной бирюзы), соколы же почти все — при коронах! А перед некоторыми были изобра­жены даже коленопреклоненные человечки. Владыки неба почи­тались некогда повыше, чем владыки на земле.
До сих пор сохранился обычай венчать памятники мужествен­ным людям, монументы победы изваяниями орлов — памятник путешественнику Пржевальскому, обелиск в честь победы русских войск под Тарутино над армией Наполеона, переправленный на берега Темзы «Александрийский столп» и многие другие. Распро­стертые крылья бронзовых орлов осеняют Киевский вокзал в Москве и лермонтовские места на Кавказе, главную авениду Мехико и врата перед дворцом одного из былых правителей Мадагаскара в Антананариву...
А гербы, знамена, национальные эмблемы! Сидящий на какту­се орел еще у древних ацтеков украшал нечто вроде их знамени. Белоголовый орлан — национальная эмблема США; орел с собо­лем — герб города Якутска; еще орел — на гербе Древнего Рима; сокол — на щите предводителя гуннов Атиллы. Да разве все пе­речтешь!
За что пернатых хищников так любили? За мощь и отвагу. Кое-кто из могучих хищников был даже приобщен к божественному ареопагу. В долине Нила, к примеру, многие века царил в обличье сокола бог Хор — Сын Солнца.
Еще один источник былой уважительности к хищным птицам как-то даже неудобно называть в одном ряду с крылатыми бо­жествами, ибо речь идет... о птицах-мусорщиках.
В очерке о коршуне благосклонное отношение к нему индий­цев уже упоминалось. Очевидны и его причины — тщательная очистка улиц, окрестностей рынков, задворков и помоек от вся­ческих съестных, с точки зрения коршуна, отбросов. Широта взглядов коршуна на понятие съестного создает людям немало удобств: не гоняй хищника бестолку, не разоряй его гнезда — и отпадет нужда решать скучные проблемы уборки подтухшей рыбы, куриных кишок <и прочих ненужных потрохов да обрезков. Очевидная полезность коршуна-санитара признавалась лет 500 то­му назад и в Европе, где он был обычным городским мусорщи­ком и посему заботливо охранялся. Иноземцы, посещавшие Анг­лию в XV веке, дружно отмечали изобилие в Лондоне коршунов и законы о суровых наказаниях за каждого убиенного хищника. К тому же столичные коршуны изумляли своим отъявленным на­хальством. В XVI столетии английский натуралист Уильям Тернер высказывался в их адрес со всей откровенностью: «И такова к сему дерзость наших коршунов, что они хлеб у детей, рыбу у женщин и носовые платки с оград и из рук человеческих выхва­тывать осмеливаются. Они научились похищать и шапки с голов людских, когда делают себе гнезда». Насчет шапок, может, и пре­увеличение, а почти все остальное четыре сотни лет спустя мне довелось увидеть в столице Индии.
Уважительное отношение к хищникам достигло апогея во вре­мена расцвета соколиной охоты. Хищные птицы заслужили его своими подвигами на охотничьем поприще. Да не прогневаются на меня тени коронованных особ, эрцгерцогов и прочих аристо­кратов, но не они, а кречеты, сапсаны, ястреба были подлинными героями грандиозных охотничьих спектаклей, поставленных опыт­ными режиссерами — соколятниками.
Хищные птицы были в большой чести. Многие летописцы тех времен воздавали хвалу их охотничьему искусству. Как водится, широкая публика уже тогда проявляла интерес к частной жизни знаменитостей. А посему попутно с жизнеописаниями соколовла-дельцев стали появляться жизнеописания самих соколов. Так были написаны первые специальные книги о птицах — возникла орни­тологическая литература. Начало ее положил трактат о пернатых хищниках «Об искусстве охотиться с птицами», написанный более 700 лет тому назад отличным их знатоком Фридрихом II Гоген-штауфеном. Фамилия, конечно, несколько необычная для автора ученого труда. Но что поделаешь, сочинитель этой книги не был профессиональным орнитологом; по своей основной специально­сти состоял он... императором Священной Римской империи.
С тех пор и поныне сотни книг написаны в разных странах о соколиной охоте. Издавались и сейчас издаются посвященные ей специальные журналы и ежегодники.
Но вернемся ко временам триумфа соколиных охот, на три-четыре века назад. Потребность во все новых и новых «кадрах» пернатых охотников с неизбежностью вызывала тщательное обе-регание хищников от чьих бы то ни было посягательств. Надо отдать должное тогдашним соколятникам: птенцов для обучения они добывали разумно, не губя целиком выводков и не подрывая веками существовавших гнездовий. За разорение гнезда сокола в те времена можно было схлопотать и плети и кое-что похуже.
Суровые уложения жестко регламентировали деятельность и даже образ жизни профессиональных добытчиков ловчих соко­лов, именуемых на Руси помытчиками. Им, например, воспреща­лось пить, курить, предаваться азартным играм, «дабы государст­венным птицам от пьяных и нечистых людей дурно не учинилось».
Хищных птиц берегли, воспевали, окружали почетом и уваже­нием. Шел «золотой век» пернатых хищников.
Но менялись времена и нравы. Закатилась счастливая их звез­да. За сотню-другую лет отношение к ним полностью перемени­лось: от любви...

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
 (голосов: 0)

Распечатать

Лес россии. Лесные растения.)

Популярные статьи