Экотуризм Белгорода. Мир лесных растений и хищных птиц > Чеглок > Ареал

Ареал


Населяет чеглок почти всю Евразию, кроме самых юго-восточ­ных ее частей. Живет в лесах, рощах, разных древесных насажде ниях. В отличие от других мелких соколов в выборе местообита­ний строг: гнездится только  на деревьях. В немецком языке его педантичность подчеркнута названием — древесный сокол.
Охота в воздухе требует простора. Поэтому чеглок всегда по­селяется по опушкам или в отдельных куртинах деревьев, грани­чащих с обширными, площадью не менее 30—50 гектаров, от­крытыми территориями: лугами, полями, вырубками, озерами. Сплошных лесов определенно избегает, Живет и в городских пар­ках, если его там не очень беспокоят и не пытаются разорять гнезда. В Измайловском лесопарке Москвы пара чеглоков оста­лась единственным здесь представителем отряда хищных птиц. В Молдавии чеглок гнездится в садах, а в долине Аракса в За­кавказье встречается почти исключительно в поселках, где строит гнезда на высоких чинарах, Высока плотность чеглоков в приго­родных лесопарках Западного Берлина: 8—11 пар на 67 квадрат­ных километров.
Обширные поймы и населяющие их птицы особенно привлека­ют чеглоков, как бы стягивая их в долины крупных рек. При про­чих равных условиях здесь плотность популяций в 3—4 раза вы­ше, чем на водоразделах. Для Центра европейской части СССР (поймы Оки и Волги) эти показатели составили, по нашим данным, в среднем около 3 пар на 100 квадратных километров против пары и менее на ту же площадь водораздельных угодий. Сход­ной оказалась численность чеглоков (1—2 пары на 100 км2) во многих удаленных от крупных рек и озер районах: Эстонии, Лат­вии, Беловежской пуще, Среднем Приамурье и др. Повышенная плотность гнездования отмечалась также вблизи озер (Ладож­ского, Катромского и др.) и особенно в островных лесах на юге, где на гнездящуюся пару приходится иногда менее квадратного километра.
В табеле рангов хищных птиц центральных районов России чег­лок занимает пятое место, составляя около 5% суммарной их численности (около 2—3 тыс, пар на 270 тыс. км2). Аналогичны показатели учетов в Эстонии (около 500 пар на 45 тыс. км2), не­сколько выше в Ленинградской области (примерно 800 пар на 20 тыс. км2). Значительно ниже численность чеглока в Великобри­тании (менее 100 пар на всю территорию страны — свыше 240 тыс. км2) и в Бельгии (до 80 пар на 30 тыс. км2).
В отличие от других мелких соколов численность чеглока почти не меняется по годам, что естественно при стабильном уровне его кормовой базы. В последнее десятилетие кое-где по­являются даже некоторые признаки увеличения его популяции, связанные, возможно, с прекращением преследований пернатых хищников.
Чеглок нетерпим к соседям, особенно к себе подобным. Паре от пары, за редким исключением, не поселяется ближе 2—3 ки­лометров. Только в переуплотненных мелкими пернатыми хищ­никами южных лесах — в дельтах Волги или Урала, в ленточных колках Наурзума и некоторых других местах чеглоки селятся иногда в 400—500 метрах друг от друга и даже ближе.
Характер у чеглоков беспокойный. Поселившись вблизи дру­гих пернатых хищников, они досаждают соседям беспрерывными атаками. Есть очень старые сведения о гнездовании чеглока не одном дереве с пустельгой, коршуном и вороной. Вблизи Дрез­дена гнездо чеглока обнаружили на одном дереве с гнез дом осоеда, правда, ничего путного из этого соседства не полу­чилось: хищники так много внимания уделяли друг другу, что на прямые родительские обязанности его почти не оставалось. У осо­еда птенец погиб вскоре после вылупливания, у чеглока они во­обще не вывелись.