Экотуризм Белгорода. Мир лесных растений и хищных птиц > Семейство копиные > Семейство скопиных

Семейство скопиных


Скопа (Pandion haliaetus). Русское название вида вносит, пожалуй, больше путаницы, чем ясности. Скорее всего оно каким-то обра­зом отпочковалось от старорусского «копец», объединяющего мелких соколов, или это преобразованное украинское «скоба», намекающее на крючья-когти. Не очень ясны мотивы присвоения скопе звучного родового имени РапсНоп, означающего принад­лежность к сонму греческих богов. Видовое имя и по-латыни, и почти на всех языках мира означает одно и то же — «рыболов» (именно так зовут скопу по-польски; сравните также: немецкое «рыбный орел», английское «добытчик рыбы», итальянское «рыб­ный сокол» и т. п.).
Скопа красива. Элегантным силуэтом, длинными с заметным кистевым изгибом крыльями она слегка напоминает коршуна, но несколько крупнее его и отличается цветом да прямым хвостом. Снизу желтовато-белая, с темной полосой через зоб, особенно заметной у самок. Голова тоже белая, но по бокам ее тянутся черные уздечки, как бы специально подчеркивающие злую жел­тизну глаз. Сверху птица однотонно бурая.
Гастрономические склонности определили и «прописку» скопы в окрестностях чистых и богатых рыбой водоемов: рек, озер, мо­рей* Мало того, и в прибрежных лесах этот хищник поразительно разборчив (так и напрашивается — капризен!) в выборе гнездо-бых деревьев. Они непременно должны быть высокими и весьма желательно... со сломанной вершиной. Вокруг вершинного об­ломка и строит птица свое массивное гнездо — до 1,5 метра в диаметре и больше метра толщиной. Размеры, прямо скажем, орлиные, не сообразные с размерами самого хищника. Судите сами: вес скопы и коршуна отличается раза в полтора-два, а вес их гнезд — раз в 30—50 Иногда точно в центре гнезда на санти­метр или два выступает из лотка самый кончик обломанной вер­шины. Тогда начинает казаться, будто не птицы строили гнездо, укладывая ветку к ветке, а некий гигант одним махом надел его готовеньким, точно огромную шапку на пику. В северных лесах, где кроны сосен частенько искривлены и густо перевиты ветрами да морозами, скопы устраивают на них свои гнезда, словно на площадке. Видимо, главное условие для постройки — хороший обзор. Впрочем, в других краях скопы почему-то не столь при­вередливы. В Северной Америке они поселяются на мачтах, бе­реговых навигационных вышках, плавучих укрытиях для гнездо­вания уток, небольших'кучах берегового мусора, а то и просто на песке. Даже на церковных крышах и мачтах высоковольтных ли­ний находили их гнезда.
Прилетая на гнездовые участки чаще всего первыми, они поджидают самок не в лености, а в трудах по ремонту прошлогодних гнезд. Эту деятельность самец продолжает и после появления хозяйки, не забывая развлекать ее время от времени виртуозными пируэтами и пронзительными криками. Вклад самца в возведение или ре­монт жилища, как правило, весомее (20—30 крупных веток за ( день), чем самки (примерно десяток мелких веточек, кусочков } мха, коры и т. п.). Приглашая избранницу к спариванию, он час­тенько является к ней с дарами: рыбкой, веточкой для гнезда или клочком мха для лотка. Такой ритуал встречается и у других пернатых хищников, но подношение серебристой рыбки в семье скоп выглядит элегантнее, чем подношение серой полевки в семье канюков.